Телефоны в Санкт-Петербурге
+7 (812) 336-50-02
+7 (812) 336-51-08
   
Content

  • Банк стволовых клеток
    пуповинной крови
  • Медицинский центр
    «Покровский»
  • Лабораторная диагностика
  • Клеточные технологии
  • Генетический центр «Покровский»

Как пуповинная кровь превращается в ценное лекарство

Как пуповинная кровь превращается в ценное лекарство   О клеточных технологиях складываются мифы. Пока эта отрасль медицины в США и Европе развивается, у нас она обрастает слухами и воспринимается с недоверием. Покровский Банк Стволовых Клеток, работающий с передовыми медицинскими технологиями, просвещает пациентов и врачей. И даже открывает двери своих лабораторий, чтобы показать, что в действительности стоит за таинственными словами «стволовые клетки».

Кровь из пуповины ребенку нужнее нужного

   Стволовые клетки содержатся в крови, тканях и костном мозге человека. Но в пуповинной крови только что рожденного младенца их стократ больше. К тому же они обладают уникальной способностью восстанавливать поврежденные органы и излечивать от серьезных недугов. Во всем мире заготовка этих клеток идет активными темпами. Покровский банк один из немногих в России занимается заготовкой стволовых клеток и имеет общественный регистр с более чем пятью тысячами образцов пуповинной крови, который постоянно пополняется. Также в Покровском банке есть именное хранилище, содержащее три тысячи именных образцов.

   Если чужие стволовые клетки могут быть отвергнуты организмом в результате биологического конфликта «трансплантат против хозяина», то собственные клетки или клетки пуповинной крови близких родственников организм принимает как родные. Поэтому сегодня практически во всех родильных домах Петербурга женщинам и семейным парам предлагают сдать пуповинную кровь на именное хранение. Для образца пуповинной крови требуется около 60–100 мл крови.

   – Интернет наводнен слухами о том, что эта кровь могла бы пригодиться младенцу, а мы отнимаем ее у ребенка. На самом деле это не так, – объясняет главный трансфузиолог Покровского банка кандидат медицинских наук Дмитрий Иволгин. – Забор крови происходит только после перерезания пуповины. Когда ребенок рождается, в пуповине перестают пульсировать сосуды. Это значит, что большая часть крови к малышу попала. Тогда акушерка пересекает пуповину и, пока ребенка взвешивают, пунктирует сосуд пуповины, забирая в специальный контейнер остатки крови, которая обычно стекает и утилизируется вместе с другими медицинскими отходами. Вся процедура занимает не больше 3–4 минут.

   Персонал родильных домов прошел обучение всем манипуляциям. А женщины заранее подписывают договор о заготовке именного образца, который будет в течение 20 лет храниться в Покровском банке. Чтобы кровь не свернулась, в контейнер добавляют специальное вещество и отправляют его в лабораторию Покровского банка.

   В это сверкающее чистотой и стерильностью помещение вход разрешен только специалистам. Всем, кто хочет узнать о заготовке пуповинной крови не понаслышке, необходимо заранее записаться на экскурсию. Сотрудники банка не делают из клеточных технологий тайну и даже устраивают занятия и экскурсии для будущих мам и их родственников. Заглянем туда и мы – это поможет яснее представить себе, как из биоматериалов, которые раньше шли в медицинские отходы, получают ценное лекарство, спасающее от тяжелых, подчас неизлечимых болезней.

Как получают стволовые клетки

   В лаборатории расположено несколько приборов и большой прозрачный ламинарный шкаф. За счет ламинарных потоков воздуха в нем создана стерильная среда. Лаборант сидит у шкафа. В шкафу под стеклом находятся только его руки и образцы крови, с которыми он работает. Лаборант забирает из образца в специальную пробирку-стакан небольшую пробу на анализ. Затем подходит к прибору, который называется гемолитический анализатор крови. Он подносит стакан к металлическому щупу, который опускается внутрь стакана, и нажатием кнопки поднимает стакан со щупом вверх. Анализатор начинает считать клетки и исследовать кровь. Когда работа закончена, машина выдает распечатку с характеристикой крови.

   Теперь из крови необходимо выделить стволовые клетки. Это можно сделать тремя способами – ручным, полуавтоматическим и автоматическим.

   – Первый и самый старый способ, изобретенный в 1995 году, – двойное центрифугирование, или ручной способ, – рассказывает Дмитрий Иволгин. – Кровь помещается в рефрижераторную центрифугу, где под действием силы тяжести разделяется на слои: более тяжелые эритроциты оседают на дно, а легкая плазма всплывает на поверхность. Между ними образуется тонкий слой стволовых клеток. Получается красно-бело-желтый слоеный «коктейль». Выделение стволовых клеток происходит в два этапа: сначала кровь разделяют на эритроциты и плазму с клетками. Затем при помощи пресса плазму с клетками отделяют от эритроцитов и вновь помещают в центрифугу. Там уже выделяются собственно стволовые клетки. Основной недостаток ручного способа – отделение клеток происходит с небольшой потерей клеток. И сам процесс довольно трудоемкий, но зато наименее финансово затратный и более доступный для заказчиков.

   Следующий метод обработки – полуавтоматический. Он относительно новый и наиболее популярный. После центрифугирования пакет помещают в специальный прибор стоимостью 80 000 евро. К прибору подключена система, состоящая из трех контейнеров с отходящими от них прозрачными трубками. В нужный момент датчики дают сигнал клапанам, которые пережимают трубочки и запускают движение жидкости по разным направлениям. Автоматический пресс сам выдавливает «лишние» составляющие. По одной трубочке наверх перемещается плазма, по другой вниз спускаются эритроциты, а средний слой остается в контейнере. Оптические датчики следят за тем, чтобы в пакете остались только стволовые клетки. Затем пакет с образцом стволовых клеток автоматически запаивается.

   – Полуавтомат популярен еще и потому, что позволяет получить два запаянных между собой пакета с кровью, – говорит Дмитрий Иволгин. – Это дает возможность использовать кровь два раза: одну, большую часть, – для трансплантации, другую, меньшую – для культивирования. Затем новый выращенный образец вновь отправляют на именное хранение в банк. Он может пригодиться другому члену семьи или этому же пациенту для повторной трансплантации. В мире такая практика распространена. Именно этим способом мы заготавливаем клетки для общественного регистра доноров пуповинной крови.

Как пуповинная кровь превращается в ценное лекарство   Третий способ полностью автоматический. Он исключает человеческий фактор, но у него более длительный цикл обработки пуповинной крови. Пакет с кровью подсоединяется к разовой системе, которая помещается в клеточный сепаратор, дальше работает лазер. Стоит такой аппарат 120 000 евро. Лаборанту остается только достать готовый образец и отсоединить его от системы.

   После выделения клеток любым способом образец крови вновь отбирается на исследование и отправляется в анализатор – проточный цитофлуориметр. Это тоже достаточно дорогая лабораторная машина – стоит 150 000 евро. Лаборанты подсчитывают количество клеток до и после обработки, по процентному соотношению определяя эффективность. Самая высокая эффективность у полуавтоматического и автоматического методов – 80–85% выделенных клеток, у ручного способа – 70–75%. Чем больше клеток содержит образец, тем больше вероятность, что он приживется. На 1 кг массы тела должно быть не менее 2,5 х 107 клеток. Образец, закладываемый на хранение, в соответствии с международными стандартами составляет 150 х 107.

   Подписывая договор на именное хранение, человек сам выбирает метод обработки крови. Хранятся стволовые клетки в огромных бочках – криодюарах, заполненных жидким азотом с температурой –196° С. Каждый криодюар рассчитан на 400 образцов. Дмитрий Иволгин открывает криодюар, выпуская облако морозного пара. На заснеженных полочках покоятся коробки с пакетами крови. Тут клетки спят. Вся информация о пакетах хранится в штрихкоде и отдельно в базе данных.

Что страшнее – болезнь или трансплантация

   «Трансплантация» – слово страшное и не очень понятное. На самом деле процедура заключается в обычной внутривенной инъекции. Пациент не ощущает дискомфорта. А после переливания, наоборот, чувствует прилив сил.

   – Трансплантация пуповинной крови активно применяется во всем мире вот уже почти 30 лет, – рассказывает Дмитрий Иволгин. – Первая трансплантация была сделана в 1988 году. Сегодня в США, Европе, а теперь и Китае, который и тут перепрыгнул всех, технологии развиваются стремительно. А три года назад Американская ассоциация по трансплантации костного мозга провела глобальное исследование и оценила количество осложнений от всех трансплантаций пуповинной крови, проведенных в мире. Оно составило 0,0078% на 10 тысяч трансплантаций пуповинной крови.

   – У нас сложилась парадоксальная ситуация, – считает директор Покровского Банка Стволовых Клеток доктор медицинских наук, профессор Александр Смолянинов. – Люди понимают важность и перспективность клеточной терапии, заготавливают клетки для себя и близких. Например, заготовлена пуповинная кровь для дочери ректора СЗГМУ им. И. И. Мечникова, внучки директора НИИ детских инфекций, детей футболистов «Зенита», наших олимпийцев и известных артистов. А некоторые врачи не понимают или не хотят понимать необходимости сохранения стволовых клеток пуповинной крови и начинают отговаривать беременных от участия в этой программе. В нашей стране развитие клеточной медицины продвигается очень сложно, она развивается только за счет таких энтузиастов, как мы. Я понимаю, когда мы отставали, находясь за «железным занавесом». Но сегодня информация открыта, все можно узнать в международных центрах, на страницах зарубежной медицинской периодики. И теперь мы отстаем из-за косности некоторых врачей и лоббирования интересов банков стволовых клеток костного мозга в Германии.

   Александр Смолянинов уверен: заготовку стволовых клеток пуповинной крови надо развивать. Ведь когда-нибудь в нашей стране их начнут широко применять при онкологии, болезнях печени, неврологических, аутоиммунных и других серьезных заболеваниях. Где нам тогда брать именной или донорский материал? Даже в США, где хранятся сотни тысяч образцов пуповинной крови, этого запаса не хватит для всех желающих, когда процесс их применения будет запущен в полную силу. А у них уже сейчас применяют клеточные технологии при онкологических заболеваниях. Чтобы потом не разводить руками и не надеяться на кого-то, каждый уже сегодня должен подумать о себе и своих близких.

По материалам журнала «Город 812»

Газета medsovet.info № 4(10) декабрь 2013