Телефоны в Санкт-Петербурге
+7 (812) 336-50-02
+7 (812) 336-51-08
   
Content

  • Банк стволовых клеток
    пуповинной крови
  • Медицинский центр
    «Покровский»
  • Лабораторная диагностика
  • Клеточные технологии
  • Генетический центр «Покровский»

Когда клетки станут лекарством?

Когда клетки станут лекарством?   На Урале появилась первая лаборатория-инкубатор по выращиванию клеток, она обошлась местному бюджету в 40 млн рублей. Здесь будут производить фибробласты поточным методом. А в Петербурге эти технологии уже хорошо отработаны и уже пять лет применяются для лечения ожогов. Но активное внедрение в практическую медицину фибробластов, так же как и других клеточных методик, разрабатываемых в нашем городе, сдерживает отсутствие закона о биомедицинских технологиях и «противоклеточные» настроения в обществе. Почему так происходит, пытался разобраться «Город 812».

Кому нужна «новая» кожа

   Фибробласты – это клетки соединительной ткани, по сути – новая кожа, выращенная из нескольких клеток. Она необходима для лечения ожогов, которые составляют около 10% от всех травм. Традиционное лечение – пересадка тканей родственников – длительное и затратное, доставляет массу страданий больному. Жидкая «кожа» или «дермальный эквивалент», выращенный из клеток, попадая в рану, затягивает ее поверхность и прирастает, как родная кожа. Пациент в два раза быстрее выздоравливает.

   В созданном в Екатеринбурге центре фибробласты выращивают из микро-скопических фрагментов кожи взрослого человека. Требуется две недели, чтобы в инкубаторе они превратились в лечебную ткань. В Покровском банке стволовых клеток, что находится в Петербурге, фибробластами занимаются уже пятый год, причем не на государственные, а на собственные средства. Здесь их культивируют из клеток крайней плоти, полученной во время обрезания у детей, как и во всем мире. Также в Покровском БСК заготавливают пуповинную кровь. В пуповинной крови только что рожденного младенца лечебных стволовых клеток в миллионы раз больше, чем в тканях и костном мозге человека. Образцы пуповинной крови банк заготавливает с 2009 года и сегодня имеет более 5,5 тысяч образцов общественного хранения и 3 тысячи именных заготовок пуповинной крови, то есть тех, которые родители новорожденных детей запасли для своей семьи.

   Фибробласты, выращенные в Покровском банке, используют в нескольких клиниках – в Детской городской больнице № 1, НИИ детской травматологии и ортопедии имени Турнера гл. детским травматологом и ожоговым хирургом СПб академиком РАН, проф. А. Баиндурашвили и Институте скорой помощи И.И. Джанелидзе зав. ожоговым центром проф. К. Крыловым. В эти учреждения поступают маленькие и взрослые пациенты со всего города и области. Иногда поражения кожи доходят до 80% и требуют нескольких пересадок и множества препаратов. Фибробласты помогают сократить число операций и уменьшить страдания людей. Но лечение «клетками» не входит в стандартные протоколы и не финансируется за счет средств ОМС.

   Закон о медицинских биотехнологиях, написанный еще в 2010 году, все еще обсуждается и дорабатывается. В этом году документ обещают принять, тогда все встанет на свои места – можно будет создавать препараты и лечить. Теоретически в городе все уже готово : есть клетки и технологии, причем для лечения не только кожи, но и других, в том числе тяжелых аутоиммунных и онкологических заболеваний. Они признаны на Западе и там уже активно применяются.

Почему лейкозы не хотят лечить дешевле и быстрее?

   Лечение онкогематологических заболеваний стволовыми клетками практикуется в Америке и Европе уже около 20 лет, а первая успешная операция была проведена 28 лет назад во Франции больному этим недугом мальчику. Он уже стал взрослым, здоров, имеет семью и детей. В отличие от травматичной операции по пересадке костного мозга, которая вызывает массу осложнений, трансплантация стволовых клеток пуповинной крови – безопасная, эффективная и более экономичная процедура. Она не вызывает реакции «трансплантат против хозяина», поэтому стволовые клетки хорошо приживаются. Но в Институте трансплантологии им. Р. Горбачевой, где лечат детские лейкозы, продолжают закупать костный мозг в Германии, США, Гонконге и Австралии, несмотря на то что он в сотни раз дороже, чем пуповинная кровь, которую не надо возить из-за рубежа.

   – Покровский банк готов сотрудничать с детскими гематологами, – подтвердил генеральный директор ПБСК д.м.н. Александр Смолянинов. – Но косность врачей трудно преодолеть, хотя результаты лечения за границей стволовыми клетками пуповинной крови очень высокие. В мире применяются методики израильской компании Gamida Cell. Точно такие же технологии, с использованием тех же реагентов и оборудования, но разработанные нашими учеными, мы применяем у себя и наблюдаем высокий эффект при лечении стволовыми клетками онкологических больных после химио- и рентгенотерапии. Однако для массового применения необходима финансовая поддержка, но наши надежды на «Сколково», к сожалению, не оправдались. Фонд не смог оценить инновационность этого проекта.

Клетки помогут при ДЦП и артрозах

   Прорывом в медицинской науке и практике стало лечение стволовыми клетками хронических аллергических реакций и серьезных заболеваний печени с помощью мезенхимальных стволовых клеток пупочного канатика. Это особые клетки, которые не вызывают реакции отторжения. Они были открыты давно, а теперь начинают использоваться на Западе в регенеративной терапии. В настоящее время ученые Покровского банка работают над созданием биопрепарата на их основе. В неврологии, лечении наследственных заболеваний и ДЦП у детей питерские биотехнологи тоже добились заметных результатов, которыми уже заинтересовались специалисты НИИ детских инфекций МЗ РФ.

   Еще один проект ПБСК развивает в области травматологии и ортопедии. Культивируя клетки жировой ткани и воздействуя на них специальными цитокинами, специалисты превращают их в клетки поверхности суставов. С помощью такой «живой» заплатки можно лечить повреждения суставов при артрозах, долго незаживающих переломах, разрывах сухожилий, избегая металлических протезов. В СЗГМУ имени И.И. Мечникова проф. Александр Савинцев с успехом использует эти методы. А в Чехии методика поставлена на поток.

   – Мы работаем по международным стандартам, это признали наши коллеги из Израиля, США, Германии и других стран, – поясняет Александр Смолянинов. – Постоянный обмен информацией и опытом с зарубежными учеными показал, что мы даже превосходим своим коллег в практическом развитии клеточных технологий, а в большинстве направлений идем нога в ногу. То же самое можно сказать о безопасности применения клеток. Лаборатория контроля качества Покровского БСК регулярно оценивает трансплантаты, подготовленные для лечения.

Вырастут ли из клеток новые зубы?

   Главная проблема – отсутствие финансирования в области клеточных технологий. Но и домыслы обывателей, считающих клетки опасным и непредсказуемым внедрением в человеческую природу, играют определенную роль. Одни верят, что стволовые клетки вызывают опухоль и «виноваты» в гибели известных персон, которые пытались вернуть молодость или излечить недуг с помощью «стволовой» медицины. Другие надеются, что из клеток вот-вот начнут выращивать зубы, сердце и другие органы, что сделает человека бессмертным. А вместе мы собираем деньги на помощь больным онкологией детям и взрослым, для которых из-за границы везут костный мозг – те же стволовые клетки. Когда встает вопрос о жизни – клетки не кажутся такими страшными, потому что именно они приносят спасение.

   Стволовая клетка – прародительница всех клеток организма. Зародыш полностью состоит из клеток, которые в процессе развития эмбриона преобразуются в ткани и органы – легкие, печень, кожу, кровь... Ребенок вырастает, но клетки продолжают вырабатываться, правда, в меньшем количестве. Они нужны для «ремонта» органов на случай их «поломки». Главный трансфузиолог Покровского банка к.м.н. Дмитрий Иволгин рассказывает, как это происходит:

   – Клетки имеют свое «обоняние» – они чувствуют, в каком органе возникли проблемы, и устремляются на особый «запах», который источают биологические вещества, образующиеся в заболевшем органе. В зависимости от характера повреждения клетки-спасатели приступают к работе – снимают воспаление или стимулируют регенерацию тканей. Ученые до сих пор не могут объяснить, какие именно механизмы лежат в основе их поведения. Но мы научились добывать и культивировать это природное лекарство, чтобы поставлять его в нужное место, когда своих «спасателей» не хватает. Ведь собственная «команда» не способна справиться с болезнями, которые наступают по всем фронтам, – инфекциями, опухолями, аутоиммунными нарушениями.

   Может ли внесенная извне клетка переродиться в опухоль? Этот вопрос волнует и обывателей, и ученых. Все зависит от ее специализации, разъясняет Дмитрий Иволгин:

   – В опухоль может переродиться любая клетка, но с разной вероятностью. Чем шире спектр возможностей у клетки, чем больше опасений для развития опухолей. Самую большую опасность представляют клетки эмбриона, из которых развивается младенец. Мы же используем узкоспециализированные клетки пуповинной крови и пупочного канатика. Эти гемопоэтические и мезенхимальные стволовые клетки нацелены на восстановление кроветворной и иммунной систем и регенерацию тканей. Безопасность гемопоэтических клеток подтверждена многочисленными исследованиями за рубежом, которые выявили риск возникновения опухоли 0,13%, что в несколько раз меньше, чем при трансплантации костного мозга. На лабораторных животных не подтверждена возможность развития новообразований при пересадке мезенхимальных стволовых клеток.

   Второй вопрос, который беспокоит общество, – когда из клеток начнут выращивать новые органы на смену «устаревших» и пришедших в негодность?

   – Познать законы природы – еще не значит уметь ими пользоваться, – убежден Дмитрий Иволгин. – Пока человечеству это не под силу. Для выращивания органов из клеток необходимо не только их культивировать, но и уметь располагать в нужном месте и нужном порядке. Пока это широкое поле для научных работ, а не практических экспериментов. А вот восстановление собственной печени, кожи, суставов и иммунной системы с помощью трансплантации клеток – очень перспективное направление, которым мы с успехом занимаемся.

Нина Башкирова

Журнал «Город (812)» № 14(256) 21 апреля 2014